Архив | Культура

Метки: , ,

Правила «хорошего отказа»

Опубликовано: 05 Май 2017. Автор: reader

gennadiy_bogaturev-214x140@2xОтказать и не чувствовать при этом угрызений совести умеют далеко не все. И вроде бы не хочется делать того, о чем просят, и себя приходится из-за этого как-то ограничивать или Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: , ,

Дебют юной актрисы

Опубликовано: 20 Апрель 2017. Автор: reader

27 ДДочь актера Александра Абдулова десятилетняя Женя, сыграла одну из главных ролей в фильме  Аллы Суриковой «Любовь и Сакс». В картине о романе двух музыкантов – саксофониста и арфистки – также снялись Александр Ф. Скляр, Всеволод Шиловский,Сергей Газаров, Михаил Ефремов, Лариса Долина, Александр Песков, Ольга Прокофьева, Валерий Баринов, Ольга Кабо, Даниил Белых, Андрей Носков, Иван Суриков, Наталья Санько и другие. Главные роли достались Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: , ,

Как обаять любого человека по методике спецслужб

Опубликовано: 06 Апрель 2017. Автор: reader

fsMNInNpoJEПрофессор психологии Джек Шафер долгие годы работал специальным агентом ФБР и обучал других агентов техникам влияния и убеждения, которые порой немыслимы без личного обаяния. По его словам, есть золотое правило, пользуясь которым можно расположить к себе любого человека. И звучит оно так: Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: , ,

Куда приколоть брошь?

Опубликовано: 27 Март 2017. Автор: reader

kak_nosit_brosh_how-to-wear-a-brooch_4Брошь – одно из самых древних украшений, она приемлема для любого возраста и стиля. Брошь может полностью изменить ваш облик и придать наряду то настроение, какое хотите именно вы. Прикрепите забавного мишку или котенка к одежде – и вы милая девчонка, украсьте наряд или волосы цветком – и вы романтичная особа, наденьте брошь в стиле ретро – и вы сама элегантность. А еще это, пожалуй, Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: ,

Ветер и цветок

Опубликовано: 03 Март 2017. Автор: reader

6Ветер встретил прекрасный Цветок и влюбился в него. Пока он нежно ласкал Цветок, тот отвечал ему еще большей любовью, выраженной в цвете и аромате.

Но Ветру показалось мало этого, и он решил: Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: ,

Правила романтического ужина

Опубликовано: 13 Февраль 2017. Автор: reader

491000Романтический ужин для двоих можно устроить как по особому поводу, так и без него. Но мало накрыть стол и зажечь свечи. Чтобы ужин удался, нужно придерживаться определенных правил. Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: , ,

МОЁ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ КРЕДО

Опубликовано: 26 Январь 2017. Автор: Виталий Казимирович

МОЁ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ КРЕДО

Иногда, чтобы разобраться в частном, нужно увидеть общее — целостный образ: или проследить историю возникновения (расцвета, умирания) того явления, которое пытаешься понять; или уловить нечто главное, важное, стержень проблемы, попробовать отыскать корни проблемы; или выслушать того, кто стал неоспоримым авторитетом по данному вопросу.
А порой наоборот — нужно ухватиться за деталь, артефакт, набор парадоксальных суждений, чтобы определить свое собственное отношение.
________________________________________
Джон ДЬЮИ
(1859-1952)
профессор Мичиганского, Колумбийского и Чикагского университетов, организатор знаменитой экспериментальной Школы-лаборатории при Чикагском университете (1896-1904), крупнейший американский философ и преобразователь школы
Перевод: Алена АНТИПОВА, Светлана ШАРОВА
Редакция текста: Наталья КАСИЦИНА
Этот текст — первая журнальная публикация на русском языке почти неизвестной для педагогов статьи Джона Дьюи, написанной им более ста лет назад. Но эта программная работа стоит того, чтобы в нее вчитаться. До сих пор актуальны и, к сожалению, мало где осуществлены в полной мере, те идеи, которые легли в основу педагогического кредо великого философа и педагога.
МОЁ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ КРЕДО
Единственная возможность научить ребёнка жить в существующих условиях, это создать ему условия для полного овладения своими собственными способностями.
Истинным ориентиром школьных предметов должна быть не наука, не литература, не история и не география, а социальная деятельность самого ребёнка.
Знакомство с наукой должно происходить не как с каким-то совершенно новым содержанием, а как с факторами, уже вовлечёнными в прошлый опыт ребёнка и как с инструментами, с помощью которых можно легко и эффективно этот опыт упорядочить.
Статья первая
Что такое образование?
Я считаю, что любое образование происходит через включение личности в социальное сознание человеческого сообщества. Этот процесс, начинаясь неосознанно с момента рождения, постоянно формирует способности человека, насыщая его сознание, формируя его привычки, помогает развиваться его идеям, чувствам и эмоциям. Через это неосознанное образование человек постепенно вырастает до способности использовать всё лучшее из интеллектуального и духовного наследия, которое представляет для человечества главное богатство, накопленное цивилизацией. Даже самое формальное и специализированное образование не может быть оторвано от этого общего процесса. Формальное образование способно лишь некоторым образом структурировать этот процесс или направить в какое-либо русло.
Я считаю, что истинное образование происходит, когда способности ребёнка пробуждаются под действием требований социальных ситуаций, в которые он попадает. Эти требования заставляют его действовать как члена общества, выбираться из свойственных ему узких границ действий и чувств, и выражать себя с точки зрения ценностей той группы, к которой он принадлежит. Реакция других членов общества на его действия помогает ребёнку узнать, что они означают в социальном отношении, и ребёнок начинает понимать смысл своих действий. Например, реакция окружающих на инстинктивный лепет младенца, помогает ребёнку понять, что значит этот его лепет; эти неосознанные звуки трансформируются в членораздельную речь и, таким образом, ребенок знакомится с новым огромным богатством мыслей и чувств, заключённых в языке.
Я считаю, что этот образовательный процесс имеет две стороны: психическую и социальную, и что ни одна из этих сторон не может быть подчинена другой или оставлена в пренебрежении без отрицательных последствий, но фундаментом, всё же, является психическая составляющая. Собственные инстинкты и способности ребенка являются исходным материалом и отправной точкой всего образования. Если усилия обучающего не объединяются с активностью, предпринимаемой ребенком по собственной инициативе, независимо от обучающего, то образование становится простым давлением извне. Это и в самом деле может дать какие-то внешние результаты, но по-настоящему образовательными их назвать нельзя. Без пристального внимания к психическим процессам и деятельности личности, образовательный процесс будет стихийным и произвольным. Если случается так, что он совпадает с активностью ребенка, то мы получаем дополнительное средство для достижения образовательной цели, если же нет, то результатом его будет сопротивление, разрушение или закрепощение внутренних сил ребенка.
Я считаю, что знание социальных условий, современного состояния общества необходимо, чтобы адекватно интерпретировать проявления ребёнка. У ребенка есть собственные инстинкты и намерения, но мы не знаем, что они значат, до тех пор, пока мы не найдем им эквиваленты в структуре общественных отношений. Мы должны уметь расценивать их с точки зрения социального опыта прошлого и рассматривать их, как обусловленные всем опытом человеческой деятельности. Мы также должны быть готовы спрогнозировать, как они будут развиваться и чем они окончатся в будущем. В только что приведенном примере — это способность увидеть в лепете ребенка перспективу и потенциал его будущего общения с людьми, что помогает использовать этот инстинкт надлежащим образом.
Я считаю, что психическая и социальная стороны органически взаимосвязаны, и что образование нельзя рассматривать как компромисс между ними или как превосходство одного над другим. Нам говорят, что психологическое определение образования формализовано и бесплодно — что оно дает нам только идею развития умственных способностей, не показывая, как эти способности могут быть использованы. С другой стороны, нас убеждают, что социальное определение образования, как приспособление к обществу, делает из него насильственный и внешний процесс, результатом которого является подчинение свободы личности предвзятому социальному и политическому статусу.
Я считаю, что каждое из этих возражений справедливо, если использовать аргументацию одной стороны. Чтобы иметь реальное представление о способностях, нам необходимо знать их направленность, область их применения или функцию, а этого мы не можем знать, если мы не рассматриваем личность как активно действующую в социальных взаимоотношениях. С другой стороны, единственная возможность научить ребёнка жить в существующих условиях, это создать ему условия для полного овладения своими собственными способностями. С приходом демократии и современного промышленного развития стало невозможно совершенно определённо предсказать, что будет представлять собой общество через 20 лет. Следовательно, невозможно подготовить ребёнка к какому-то определенному набору условий. Подготовить ребёнка к будущему — это значит научить его владеть собой, это означает так натренировать его, чтобы он сумел полностью и быстро использовать все свои способности, чтобы его глаза, руки и уши стали инструментами, готовыми к действию, чтобы его суждения основывались на понимании условий, в которых ему придётся работать, и чтобы его силы, направленные на выполнение задачи, были натренированы таким образом, чтобы он мог их использовать разумно и экономно. Невозможно научить такого рода адаптации, если не будет постоянной заботы о пристрастиях, интересах и возможностях самого ребёнка, т. е. без рассмотрения образования с точки зрения его психической составляющей.
Подводя итоги я хочу сказать, что человек, которого мы обучаем — это социальная личность, а общество — это органичное сообщество индивидов. Если мы отбрасываем социальный фактор, говоря о личности ребёнка, то у нас остаётся только абстракция, если же мы не учитываем личностный фактор при изучении общества, то у нас остаётся только инертная и безжизненная толпа. Таким образом, образование должно начинаться с психологического понимания возможностей ребёнка, его интересов и привычек. Это необходимо контролировать в каждой точке педагогической работы. Мы должны постоянно интерпретировать способности, интересы и привычки ребёнка — мы должны знать, что они означают, для того, чтобы установить их смысл. Они должны быть переведены на язык их социальных эквивалентов — т. е. важно сформулировать то, чем они могут служить обществу.
Статья вторая
Что такое школа?
Я считаю, что школа — это, в первую очередь, социальный институт. Поскольку образование — это непрерывный социальный процесс, школа — это такая форма общественной жизни, где сконцентрированы все виды деятельности, что позволяет ребёнку наиболее эффективно и полно усвоить наследие человечества, и использовать свои способности для общественных целей.
Я считаю поэтому, что образование это процесс жизни, а не подготовка к будущей жизни.
Я считаю, что школа должна представлять текущую жизнь как важную и реальную, настолько же, насколько и та, которую ребенок ведет дома, в своем близком окружении и на площадках для игр.
Я считаю, что образование, которое не пронизано жизненными формами, формами, которые достойны того, чтобы существовать ради них самих, всегда является бледным подобием живой реальности, ограничивает и ослабляет.
Я считаю, что школа, как социальный институт, должна упрощать существующую социальную жизнь, должна сводить ее, где возможно, до простейших форм. Существующая жизнь настолько сложна, что ребёнок, сталкиваясь с ней, получает «пинки и шишки», он или переполняется огромным количеством впечатлений, так что теряет способность разумно реагировать, или его так возбуждают разнообразные виды деятельности, что его способности призывают его поспешно вступить в игру и он или чрезмерно углубляется в каком-то одном направлении или ещё более разбрасывается.
Я верю, что как упрощённая модель социальной жизни, школьная жизнь должна постепенно вырастать из домашней жизни, т. е. в школе следует начинать и продолжать те виды деятельности, с которыми ребёнок уже был знаком в домашних условиях.
Я считаю, что нужно предоставлять ребёнку эти виды деятельности, представлять их так, чтобы ребёнок постепенно узнавал их значение, и был готов сам принимать участие в них.
Я считаю, что это — психологическая необходимость, поскольку это единственный способ сохранить последовательность в развитии ребенка, единственный путь показать ребёнку, как связан его прошлый опыт с теми новыми идеями, которые ему преподносят в школе.
Я считаю, что это также и социальная необходимость, поскольку дом — это форма общественной жизни, в которой ребёнок рос, и в связи с которой он получал нравственное воспитание. Это задача именно школы — расширить и углубить понимание ценностей, привитых дома.
Я считаю, что современное образование терпит неудачу потому, что оно отрицает этот фундаментальный принцип — школы как формы общественной жизни. Оно расценивает школу как место, где должно быть дано определенное количество информации, где должны быть изучены определённые дисциплины и сформированы определённые привычки. Ценность их, как представляется, в основном лежит в далёком будущем. Ребёнок должен делать всё это ради чего-то другого, всё это — просто приготовления. И как результат, они не становятся частью жизненного опыта ребёнка и, следовательно, не являются в полном смысле слова обучением.
Я считаю, что нравственное воспитание сконцентрировано вокруг этой концепции школы как модели общественной жизни, что самое лучшее и глубокое нравственное воспитание — это то, которое получают через необходимость вступать в конструктивные отношения с другими людьми в процессе совместной работы и размышления. Современные системы образования, поскольку они уничтожают или пренебрегают этим союзом, затрудняют или делают невозможным получение подлинного систематического нравственного воспитания.
Я считаю, что сама жизнь сообщества должна поощрять и контролировать ребёнка в его работе.
Я считаю, что в существующих условиях, из-за пренебрежения идеей школы как формы общественной жизни, школьную жизнь слишком часто поощряет и контролирует учитель.
Я считаю, что место и работу учителя в школе нужно рассматривать на этой же основе. Учитель в школе не для того, чтобы навязывать определённые идеи или формировать у ребёнка определённые привычки, но учитель в школе — это член сообщества и он существует для того, чтобы выбирать те виды воздействия, которые повлияют на ребёнка, и которые помогут ему адекватно реагировать на такое воздействие.
Я считаю, что школьная дисциплина должна происходить из всего уклада жизни школы, а не конкретно от учителя.
Я считаю, что задача учителя определить, опираясь на больший опыт и мудрость, как этот определенный порядок жизни должен входить в жизнь ребёнка.
Я считаю, что все вопросы, связанные с отметками и переводом ребёнка в следующий класс должны рассматриваться с тех же позиций. Экзамены нужны только постольку, поскольку они могут определить, готов ли ребёнок к жизни в обществе, и могут обозначить то место, на котором он может быть наиболее полезен и где он может получить максимальную помощь и поддержку.
Статья третья
Содержание обучения
Я считаю, что общественная жизнь ребёнка — это основа для упорядочивания и приведения в соответствие всего его обучения или развития. Общественная жизнь неосознанно объединяет и предопределяет все его усилия и достижения.
Я считаю, что содержание учебной программы школы должно отражать последовательную дифференциацию примитивной неосознанной общественной жизни.
Я считаю, что мы насилуем природу ребёнка и затрудняем его нравственное развитие, когда внезапно заставляем ребёнка изучать целый ряд специальных предметов, таких как чтение, письмо, география, никак не связанных с его социальной жизнью.
Я считаю, таким образом, что истинным ориентиром школьных предметов должна быть не наука, не литература, не история и не география, а социальная деятельность самого ребёнка.
… Я считаю, что литература — это отражённое выражение и интерпретация социального опыта, и поэтому она должна следовать за этим опытом, а не опережать его. Она, таким образом, не может быть основой, хотя она может быть кратким изложением основ.
Я также считаю, что история важна в образовательном отношении, настолько, насколько она показывает периоды развития жизни общества. Ее нужно контролировать ссылками на общественную жизнь. Когда ее изучают просто как историю, ее отбрасывают в далёкое прошлое и она становится мёртвой и инертной. Если же рассматривать её как хронику общественной жизни человека и человеческого прогресса, то она становится полна значения. Я считаю, тем не менее, что её нельзя так рассматривать, однако бывают исключения: и ребёнка также прямо вводят в жизнь общества.
Я, соответственно, считаю, что главная основа образования — это способности ребёнка к работе по тем же конструктивным линиям, как и те, которые создали саму цивилизацию.
Я считаю, что единственный путь дать возможность ребёнку осознать его социальное наследие — это позволить ему опробовать те виды деятельности, которые делают саму цивилизацию тем, что она есть.
Я считаю, таким образом, что ориентиром служат так называемые выразительные или продуктивные виды деятельности.
Я считаю, что это определяет место кулинарии, шитья, ручного труда и т. д. в школе.
Я считаю, что это не отдельные предметы, которые нужно преподавать помимо других предметов или в перерывах между ними, введя одну из форм отдыха или дополнительный предмет.
Я считаю, что это скорее типичные фундаментальные формы общественной деятельности. И что возможно и желательно, чтобы введение ребёнка в курс более формальных предметов происходило бы через включение его в эти виды деятельности.
Я считаю, что изучение науки является образованием только тогда, когда оно несёт знания о материалах и процессах, которые делают жизнь общества тем, что она есть.
Я считаю, что одно из величайших затруднений обучения науке сегодня состоит в том, что материал представляется в чисто формализованном виде или рассматривается как совершенно новая особая форма опыта, которую ребёнок может добавить к тому, что уже имеет. В действительности наука ценна тем, что она даёт возможность интерпретировать и проверять уже имеющийся опыт. Знакомство с наукой должно происходить не как с каким-то совершенно новым содержанием, а как с факторами, уже вовлечёнными в прошлый опыт ребёнка и как с инструментами, с помощью которых можно легко и эффективно этот опыт упорядочить.
Я считаю, что сейчас мы теряем много ценного из того, что может дать изучение литературы и языков, поскольку мы исключили из них социальный элемент. Почти всегда в книгах по педагогике пишут, что язык это просто выражение мысли. Действительно, язык — это инструмент логики, но он в основном и в первую очередь является социальным инструментом. Язык — это средство общения, это инструмент, с помощью которого человек может поделиться с остальными своими мыслями и чувствами. Если рассматривать язык просто как способ получения информации или лишь как средство продемонстрировать то, что человек узнал, то он теряет свою социальную направленность и цель.
Я считаю, таким образом, что нет в идеальной школьной программе определенной последовательности занятий. Если обучение — это жизнь, вся жизнь имеет с самого начала научный аспект, культурный аспект, аспект искусства и аспект общения. Не может, таким образом, быть верным то, что на начальной стадии обучения подходящими предметами являются простое чтение и письмо, а на более поздних этапах могут быть введены — литература или изучение научных дисциплин. Прогресс состоит не в последовательности занятий, а в развитии нового к ним отношения и нового к ним интереса и в получении нового опыта.
И, наконец, я считаю, что образование нужно рассматривать как длительное воссоздание опыта, что процесс и цель образования — это одно и то же.
Я считаю, что установить какую-либо цель вне образования, как представляющую его цель и норму, означает, в значительной степени лишение процесса образования его значения и вынуждает нас, имея дело с ребенком, полагаться на ложные и внешние стимулы.
Статья четвёртая
Природа метода
Я считаю, что проблема метода фактически сводится к вопросу о том, в каком порядке происходит развитие способностей и интересов ребёнка. Порядок представления и подачи материала — это порядок, заложенный в природе самого ребёнка. И поэтому я считаю, что следующие утверждения имеют огромную важность как определяющие дух образования.
1) Я считаю, что активная сторона предшествует пассивной в развитии природы ребёнка; что способность выразить предшествует осознанному восприятию; что физическое развитие предшествует развитию чувственному; что движение предшествует осознанным ощущениям; я считаю, что осознание по существу является и двигательным или импульсивным; что осознанные состояния стремятся отразить себя в действии.
Я считаю, что пренебрежение этим принципом является причиной большей части потерянного времени и сил в работе в школе. Ребёнку навязывают пассивную, поглощающую, принимающую позицию. В этих условиях, ребёнку не позволяют развиваться по законам своей природы, результат — сопротивление и пустая трата сил и времени.
Я считаю, что идеи (интеллектуальные и рациональные процессы) также являются результатом деятельности и передаются ради лучшего контроля над деятельностью. То, что мы называем причиной, это в основном закономерность — последовательность организованных и эффективных действий. Пытаться развивать способность рассуждать, здравомыслие, не соотнося это с выбором и подготовкой средств при совершении действия, — это основное заблуждение в современных методах, касающихся этой проблемы. И в результате, мы представляем ребёнку необоснованные символы.
Символы необходимы в процессе умственного развития, но они должны использоваться как инструменты для экономичного использования усилий; представляемые сами по себе, они являются всего лишь бессмысленной и необоснованной массой идей, навязанной извне.
2) Я считаю, что образ — это замечательный инструмент обучения. Что ребёнок берёт из любого, преподаваемого ему предмета, только образы, которые он сам формирует по отношению к нему.
Я считаю, что если бы 90 процентов энергии, направляемой сегодня на то, чтобы заставить ребёнка выучить определённые вещи, было бы направлено на заботу о том, чтобы ребёнок формировал нужные образы, то процесс обучения был бы намного легче.
Я считаю, что большая часть внимания и времени, которая сегодня направляется на подготовку и проведение урока, могла бы быть более мудро и с большей пользой направлена на то, чтобы тренировать воображение ребёнка к созданию образов, и на заботу о том, чтобы он постоянно формировал определённые, живые и развивающиеся образы разных объектов, с которыми он постоянно сталкивается в своём опыте.
3) Я считаю, что интересы — это сигналы и симптомы растущих сил и способностей.
Я считаю, что они представляют зарождающиеся способности. Что касается постоянного и заботливого наблюдения за интересами — то это главнейшая задача обучающего.
Я считаю, что за интересами надо наблюдать, поскольку они показывают уровень развития, которого ребёнок достиг.
Я считаю, что они предсказывают уровень развития, к которому он только приближается.
Я считаю, что только посредством постоянного и сочувствующего наблюдения за детскими интересами взрослый может войти в жизнь ребёнка и увидеть, к чему ребёнок готов, и с каким материалом он будет наиболее продуктивно и с большей готовностью работать.
Я считаю, что эти интересы нельзя ни подавлять, ни осмеивать. Подавлять интерес — это значит сделать из ребёнка взрослого. И таким образом ослабить интеллектуальное любопытство и живость, подавить инициативу и уничтожить интерес. Осмеять интересы ребёнка — это значит заменить постоянное преходящим. Интерес — это всегда признак стоящей за ним способности. Очень важно обнаружить эту способность. Осмеять интерес это значит потерпеть неудачу в попытке проникнуть во внутренний мир ребенка и несомненный результат — необходимость заместить подлинный, искренний интерес капризом и прихотью.
4) Я считаю, что эмоции — это отражение действий.
Я считаю, что пытаться стимулировать или поднимать эмоции отдельно от соответствующих им видов деятельности — это провоцировать нездоровое и болезненное состояние ума.
Я считаю, что если только мы сможем сберечь правильные модели поведения и мышления, соотносящиеся со всем добрым, истинным и прекрасным, то эмоции по большей части позаботятся о себе сами.
Я считаю, что после тупости и глупости, формализма и рутины, нашему образованию угрожает не меньшее зло — сентиментализм.
Я считаю, что сентиментализм — это неизбежный результат попытки отделить чувство от действия.
Статья пятая
Школа и социальный прогресс
Я считаю, что образование — это фундаментальный метод общественного прогресса и реформ.
Я считаю, что все реформы, основанные только на введении в силу законов, или на угрозе наказания, или на изменениях в механических или внешних обстоятельствах, преходящи и бесполезны.
… Я считаю, что эта концепция пользуется заслуженным уважением тех, кто исповедует и индивидуалистические и общественные идеалы. Что она, несомненно, индивидуальна, поскольку должным образом признает формирование определённого характера как подлинную основу правильного образа жизни. Она социальна, поскольку она признает тот факт, что этот характер не должен быть сформирован исключительно индивидуальными правилами или призывами, а скорее воздействием определённой формы установленной или общинной жизни на личность, и, что социальный организм посредством школы как своего органа может определить этические цели.
Я считаю, что в идеальной школе у нас есть примирение индивидуальных и общественных идеалов.
Я считаю, что обязанность общества перед образованием, — важнейшая моральная обязанность. С помощью закона и наказания, общественной агитации и обсуждения, общество может регулироваться и формироваться более или менее случайным образом. Но посредством образования общество может формулировать свои цели, может организовывать свои средства и ресурсы, и таким образом оформлять самое себя определённо и разумно (экономно) в том направлении, в котором оно хочет двигаться.
Я считаю, что если общество однажды признает возможности этого направления и обязанности, которые эти возможности накладывают, то уже не нужно будет беспокоиться о ресурсах времени, внимания и денег, которые будут предоставлены в распоряжение обучающему.
… Я считаю, что с развитием науки психологии, дающей дополнительно понимание структуры личности и законов роста, и с развитием социальной науки, дающей нам более глубокое понимание правильной организации индивидуумов, все научные ресурсы смогут использоваться для целей образования.
Я считаю, что когда наука и искусство соединятся таким образом, будет достигнуто самое внушительное побуждение к человеческой деятельности; появятся самые подлинные источники человеческого поведения и утвердятся лучшие взаимоотношения, которые только возможны для человеческой природы.
Я, наконец, считаю, что учитель вовлечён не только в процесс обучения личности, но и в формирование пристойной общественной жизни.
Я считаю, что каждый учитель должен осознавать благородство своего призвания; что он состоит на службе обществу, чтобы поддерживать надлежащий общественный порядок и обеспечение правильного общественного развития.
Я считаю, что таким образом учитель всегда является пророком Господа нашего и привратником настоящего Царства Господня.

Отзывов (0)

Метки: , ,

Пять мифов о гениях и гениальности

Опубликовано: 25 Январь 2017. Автор: Виталий Казимирович

Эрик Вейнер (Eric Weiner), автор книги «География гениальности: Где и почему рождаются великие идеи», рассказывает о том, чем гении отличаются от обычных людей, и развенчивает популярные мифы о гениальности.

Не так-то просто понять, что мы находимся в компании гения. Иногда и потому, что мы не знаем, что же это слово значит.

Например, в Древнем Риме гением называли дух, покровительствующий человеку или местности. В XVIII веке появилось современное значение этого слова — человек с особенными, практически божественными способностями.

Сегодня мы с лёгкостью назовём кого-то гением маркетинга или политическим гением, не задумываясь, что настоящему гению не требуется таких уточнений. Истинная гениальность выходит за пределы одной области. Поэтому-то мы не должны использовать это слово так расточительно. Давайте вспомним основные заблуждения о гениальности.

Миф №1. Гениальность обусловлена генетикой

Эта идея появилась давно. Ещё в 1869 году британский учёный Фрэнсис Гальтон опубликовал книгу «Наследственность таланта», в которой утверждал, что гениальность напрямую зависит от нашей наследственности. Но гениальность вовсе не передаётся генетически как цвет глаз. У гениальных родителей не рождаются гениальные дети. Наследственность — всего лишь один из факторов.

Другой фактор — трудолюбие. Кроме того, влияет и отношение к своему делу. Это подтверждает исследование, проведённое среди детей, занимающихся музыкой Оно показало, что успех ученика определяет не количество часов, потраченных на репетиции, а отношение к музыке в долгосрочной перспективе.

Иными словами, чтобы быть гением, нужны определённый образ мышления и упорство.

Миф №2. Гении умнее остальных людей

Это опровергается примерами из истории. Так, у большинства выдающихся исторических фигур был достаточно скромный уровень интеллекта. Например, IQ Уильяма Шокли, нобелевского лауреата по физике, всего 125. Такой же результат и у известного физика Ричарда Фейнмана.

Гениальность, особенно творческая, определяется не столько умственными способностями, сколько широтой видения. Гений — тот, кто приходит к новым неожиданным идеям.

Также гениальность не обязательно требует энциклопедических знаний или отличного образования. Многие гении бросали учёбу или вообще официально не учились, как, например, известный британский учёный Майкл Фарадей.

В 1905 году, когда Альберт Эйнштейн опубликовал четыре статьи, изменившие представление о физике, его собственные знания этой науки уступали знаниям других исследователей. Его гениальность заключалась не в том, что он знал больше других, а в том, что он мог делать выводы, которые не мог сделать никто другой.

Миф №3. Гении могут появиться в любое время в любом месте

Обычно мы считаем гениев чем-то вроде падающих звёзд — явлением удивительным и крайне редким.

Но если нанести на карту появление гениев во всём мире за всю историю человечества, можно заметить любопытную закономерность. Гении появляются не вразнобой, а группами. В определённых местах в определённое время рождаются выдающиеся умы и новые идеи. Вспомните древние Афины, Флоренцию эпохи Возрождения, Париж 1920-х годов и даже сегодняшнюю Силиконовую долину.

Места, где появляются гении, хоть и отличаются друг от друга, имеют общие характеристики. Например, практически всё это города.

Высокая плотность населения и ощущение близости, возникающие в городской обстановке, способствуют развитию творчества.

Для всех этих мест характерна атмосфера терпимости и открытости, а это, по мнению психологов, особенно важно для творчества.  Так что гении больше похожи не на падающие звёзды, а на цветы, естественно появляющиеся в подходящей окружающей среде.

Миф №4. Гений — угрюмый одиночка

В массовой культуре множество подобных персонажей. И хотя гении, особенно писатели и художники, более склонны к психическим расстройствам, в частности к депрессии, они редко бывают одиночками. Они хотят быть в обществе единомышленников, которые могут успокоить их и убедить, что они не сошли с ума. Поэтому у гениев всегда появляется «группа поддержки».

У Фрейда было Венское психоаналитическое общество, собиравшееся у него по средам, у Эйнштейна — «Олимпийская академия». Художники-импрессионисты каждую неделю собирались и вместе писали на природе, чтобы поддерживать бодрость духа в ответ на неприятие критиков и публики.

Конечно, гениям необходимо иногда оставаться в одиночестве, но часто они переключаются с уединённой работы на общение с окружающими. Например, шотландский философ Дэвид Юм неделями сидел в кабинете и работал, но потом всегда выходил и отправлялся в местный паб, чтобы жить и общаться, как все остальные люди.

Миф №5. Сейчас мы умнее, чем раньше

Число выпускников вузов и уровень IQ сейчас высоки, как никогда, поэтому многие думают, что мы живём в эпоху гениев. Это заблуждение настолько популярно, что у него даже появилось название, — эффект Флинна.

Но люди во все времена считали, что их эпоха — это пик развития. И мы не исключение. Конечно, мы стали свидетелями огромного прорыва в сфере цифровых технологий, но вопрос о нашей гениальности пока остаётся открытым.

В науке сейчас сделано много монументальных открытий. Хоть они и впечатляющие, но не настолько важные, чтобы изменить наше представление о мире. Открытий, подобных эволюционной теории Дарвина и теории относительности Эйнштейна, сейчас нет.

За последние 70 лет публиковалось значительно больше научных исследований, чем раньше, однако процент по-настоящему новаторских работ остался неизменным.

Да, сейчас мы производим рекордное количество данных, но не стоит путать это с творческой гениальностью. Иначе каждый владелец смартфона был бы новым Эйнштейном.

Доказано, что окружающий нас поток информации только препятствует крупным открытиям. И это действительно тревожно. Ведь если у гениев и есть одна общая черта, так это способность видеть необычное в обыденном.

 

Отзывов (0)

Метки: , ,

Внеземное происхождение кинжала Тутанхамона

Опубликовано: 12 Январь 2017. Автор: reader

dagger-of-tutankhamunТутанхамон правил Египтом примерно с 1333 по 1323 г. до н. э. и умер в возрасте 18 лет. 35-сантиметровый железный клинок был обнаружен в 1925 году после вскрытия его саркофага. Ученые датируют кинжал примерно 3100 годом до н. э. Читать полностью

Отзывов (0)

Метки: , ,

Спасибо тебе, Йохан!

Опубликовано: 22 Декабрь 2016. Автор: reader

p8gbpitd20yГермания. Предгорья Альп. Небольшой городок на дороге в сторону Зальцбурга. В местном ресторанчике собралась достаточно разношерстная публика. Какая-то компания работяг шушукается в углу и периодически дружно над чем-то смеется. Восточные люди уныло ковыряются в блюдах. Небольшая компания прилично одетых мужчин в очках уткнулась в гаджеты. И мы с женой и детьми. Читать полностью

Отзывов (0)

Яндекс.Метрика