Черный офшор

Опубликовано: 29 Май 2013. Автор: admin

По материалам департамента финансовых расследований комитета государственного контроля и следственного комитета Республики Беларусь.

Белорусские правоохранители «сбили» самый быстрый в мире гражданский самолет вместе с его организованно-преступным «экипажем».
Сюжетная интрига в том, что «экипаж» из шести человек приземлился на нары следственного изолятора (двое из них ходили до суда под подпиской о невыезде) почти полутора годами ранее посадки в аэропорту «Минск-1» реактивной «Сессны». Отметим, что пятеро хотя и не имели к самолету прямого отношения, но поработали во славу ее производителя из американского Уичито, штат Канзас, на совесть.
Итак, 22 июня 2010 г. сотрудники КГБ задержали шестерых представителей Представительства Сompany «Strobe Technology LLC» (США) в Минске и возбудили уголовное дело по двум частям 233-й статьи УК: незаконная предпринимательская деятельность без госрегистрации, осуществляемая организованной преступной группой, сопряженная с получением дохода в особо крупном размере.
Первичные материалы по ОПГ были переданы в Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля Республики Беларусь. Следственную группу, двумя этапами направившую в суд Московского района
г. Минска 160 томов уголовного дела, в котором фигурировала уже и ч. 2 ст. 235 — легализация («отмывание») материальных ценностей, добытых преступным путем, возглавил Юрий Король, ныне следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета РБ.

Английские «Фунты»

Выпускник двух престижных вузов (БГПА — инженер-строитель и БГА — экономист-математик) Андрей Иванович Левчик — один из немногих свидетелей, на чьих глазах начала завариваться известная на вкус узкому кругу посвященных густая авантюрно-финансовая каша. Сам он в этот круг не входил, однако некоторые его наблюдения небезынтересны.
Летом 2001 г. 29-летний Александр Александрович Яковлев, с которым Левчик познакомился через мужа своей двоюродной сестры Владимира Леонидовича Редя (а родная сестра Редя была тогда замужем за Яковлевым), сообщил ему, что располагает генеральной доверенностью фирмы «Strobe Technology LLC», намерен открыть в Минске ее представительство и предложил стать его директором.
Пару слов о Яковлеве. Родился в Хиславичах на Смоленщине в учительской семье. Гражданин Российской Федерации с видом на жительство в Беларуси. Закончил Гомельский кооперативный институт. Один из первых брокеров товаро-фондовой биржи в Гомеле. Работал на руководящих должностях в банковской сфере: председатель совета директоров ОАО «Белорусский народный банк» и ОАО «СКА-Банк» (Смоленск) с его московским филиалом.
Карьерные взлеты и падения, параллельно с которыми крепкий экономист Яковлев зарядит собственный бизнес, будут позже. Летом же 2001-го Александр Александрович закладывал основу на перспективу.
Откуда взялась генеральная доверенность? Нет ничего проще. Юридические российские конторы по доступной цене продадут «под ключ» любую, где нужно вам зарегистрированную иностранную фирму с открытым за границей счетом вместе с ее титульным директором. Шефом американской «Strobe» значился гражданин Великобритании Джон Паркер, а с
2008-го — Кайл Андре Фиддлер, тоже англичанин. Это такой бизнес, а Паркеры-Фиддлеры — своего рода ильфо-петровские зиц-председатели Фунты, номинальные владельцы сотни, а может и тысячи фирм типа «Рога и копыта» (с которых им что-то капает в карман), с той лишь разницей, что садятся в тюрьму не они, а представители их представительств.
Впрочем, эта кухня Андрея Ивановича Левчика не интересовала. Больше привлекала обещанная Яковлевым эквивалентная трем сотням долларов зарплата и ограниченные административными функциями обязанности. Обязанности делового плана Александр Александрович брал на себя.
10 сентября МИД Беларуси дал разрешение на открытие представительства. У «Strobe» появилось четыре рублевых и валютных счета в ОАО «Технобанк». То, что стало появляться потом, достойно отдельной главы.

Арифметика с географией

К январю 2007 г. ОПГ, которая ниже будет представлена поименно, обзавелась сетью фирм в количестве: Москва — 7, Смоленск — 6, Иваново — 1, Канада — 1, Панама — 1, Новая Зеландия — 1, Республика Сейшелы — 1, Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии — 13! Итого, с американской и минской «Strobe» — 33 штуки.
Сонм контор был обеспечен не менее впечатляющим количеством банковских счетов: в Смоленске — 25, Москве — 9, Калининграде — 7, Воронеже — 6, Минске — 6, Курске —2, Твери — 1, Риге — 18!
Посмотрим, как рождались конторы. Например, предлагает Яковлев своему водителю Андрею Синюку зарегистрировать в Москве фирму «Проскейл МСК» и выступить ее формальным директором. Сказано — сделано. Периодически патрон давал подписывать ему какие-то бумаги, в содержание которых он не вникал. Иногда и вникать-то не было во что — шофер расписывался на девственно-чистых листах. Спустя шесть лет, уже во время следствия, Синюк узнал, что он к тому же и директор британской «Reversу Consult LTD». И чему тут удивляться: у Яковлева была копия его паспорта, плюс чистые листы…
Некоторые, узнав от следователей о своем директорстве в Великобритании или на Латиноамериканском континенте, все же удивились, а затем вспоминали: украли паспорт, посеял по пьяни, забыл в такси сумку с документами… Если, случалось, найденные «кем-то» паспорта и возвращались к растяпам, то уже использованные для регистрации какого-нибудь ООО. Как в анекдоте: «Объявление: Иван Петрович Жабин, потерявший паспорт в районе Ленинградского шоссе, д. 11! Поздравляем вас с назначением на должность генерального директора и главного бухгалтера с правом подписи в 29 компаниях». Среди директорствующих персонажей яковлевских контор были офицеры-отставники уровня замполита и комбата, пара продавцов, повар, малярша, мать-одиночка, бывшие зеки и проч. Не обошлось и без привлечения в фуфловый директорский корпус деклассированного контингента, в первую очередь из Белокаменной. Поощрительная такса за подобную услугу — 2000 российских рублей. Следователь Юрий Король побывал в московской квартире сильно страдавшего похмельным синдромом гражданина Пантификова. Все у него там за неуплату отключено: свет, вода, канализация… Зато — директор!
А вот более развернутая история. Не очень прозрачный сюжет ее прослеживается на «любовной» оси Минск — Москва и обратно.
25-летняя минчанка Екатерина Шишигина познакомилась в
2002 г. на здравствовавшем тогда Черкизовском рынке с неким Дмитрием Пироговым (а может, и не Пироговым), владельцем (а может, и не владельцем) косметической фирмы «Виколь». С тех пор, вплоть до 2007-го, Пирогов неоднократно прилетал в Минск на крыльях любви, снимал квартиру на улице Шаранговича и дважды просил у Кати паспорт, чтобы сделать ее директором своей «Виколи». Коль любишь человека, почему же ему, помимо всего прочего, не дать паспорт, который она даже не помнит, возвратил ей московский фирмач или нет. Короче, потеряла Катерина номер телефона Пирогова, самого Пирогова и собственную голову в придачу. Схватилась за нее, лишь когда тупо обозревала в Следственном управлении ДФР 69 страниц «подписанных» ею документов, отражающих отношения между калининградским банком «Европейский» и ООО «Лак Инвестменс Лимитед». Вот и вся любовь — на 70, без одной, страницах.
Спрашивается: для чего понадобилось наряду с представительством созидать сумасшедшее количество фирм по всему миру? Прежде чем снять знак вопроса, обратим ретроспективный взор в офис «Strobe», первоначально дислоцировавшийся в Минске в четырех кабинетах по проспекту Независимости, 87-А.

«Яровиты» съела ржа

Никто из сотрудников представительства не знал, чем занимается его титульный директор Андрей Иванович Левчик — никогда, никому никаких указаний он не давал. Директор, в свою очередь, не знал, чем заняты его формально подчиненные. Зато указания редко, но эффектно заглядывавшего в офис Яковлева были обязательны для всех. И все понимали, кто в доме хозяин. В отсутствие хозяина отмашки «штатному расписанию» давала его правая рука — Владимир Леонидович Редь.
Своей законной деятельностью «Strobe» провозгласило инвестиционную. Из проектов 2002—
2006 г.г. Редь (Яковлев со следствием общаться категорически не пожелал) смог припомнить возведенное на проспекте Независимости административное здание с намекающим именным логотипом «Александров Пассаж». Инвестора, отгрохавшего эту архитектурную находку, «привел» лично Александр Александрович, за что ему большое спасибо.
Была замашка на строительство торгово-логистического центра с базой-хранилищем на 3-гектарной площади в деревне Хатежино Минского района. Это действительно масштабное предприятие с энтузиазмом и со знанием дела курировал не обремененный администраторством экономист и строитель Левчик. Но Яковлев к центру почему-то вдруг охладел, и хатежинская торговая логистика захлебнулась на подготовительной стадии.
По неофициальным данным, рухнул и еще один уже запущенный, грандиозный, сугубо российский проект, завязанный на зарегистрированное в Смоленске ООО «Интертехно». В приобретенные на концессионных условиях то ли каменные, то ли меловые копи Яковлев загнал для отгрузки купленные у питерского ОАО «Яровит» карьерные самосвалы, которые за год-полтора там и сгнили — машины съела ржа. Российские грузовики оказались непригодными для российских условий. Купил бы корейские, японские, китайские, европейские — работали бы! Сэкономил. В Петербурге он еще не на таком сэкономит…

Банкиром можешь ты не быть…

Когда Александр Александрович в силу каких-то внутренних разборок потерял председательство в Белорусском Народном Банке, это было, конечно, неприятно. Когда разразившийся в 2008-м мировой экономический кризис укатал банковскую систему в целом, пришлось попрощаться и с аналогичной должностью председателя совета директоров динамично развивавшегося до вселенской финансовой катастрофы смоленского СКА-Банка с его московским филиалом. Что стало последним ударом по официальной карьере Александра Александровича. Однако он даже не пошатнулся. Ибо хорошо усвоил народную мудрость: банкиром можешь ты не быть, но бизнесменом быть обязан. Тем более имея в наличии три десятка контор, обеспеченных восемью десятками банковских счетов.
Неорганизованной россыпью такое сокровище ценности не представляет. А вот если привести его с определенной целью в определенную систему — мало всем этим Паркерам-Фиддлерам не покажется. Словом, мировой финансовый армагеддон г-н Яковлев встретил без суеты. Он ничего не производил, не продавал и не покупал. Хотя, с другой стороны, только этим и занимался. Допустим, подмосковному молочному заводу выгоднее вдуть, условно говоря, фуру (или десять) простокваши в тетрапаках за наличку. Вдувают. Только ведь по бухгалтерии такой шахер-махер не проведешь. Молочники обращаются к Яковлеву: а нарисуй-ка нам, уважаемый Сан Саныч, документик, будто некая фирма приобрела у нас эту простоквашу. Вместе с документиком завод получает и энную сумму безнала в российских рублях, за вычетом ко-рыстного процента в пользу контролируемой Сан Санычем фирмы. А заводские деятели, соответственно, вручают ему наличные. Либо наоборот: кому-то предпочтительнее купить товар за «живые» деньги. Покупает. Получаем вариант наоборот. Яковлев, согласно состряпанному бумажному сопровождению, «продает» уже купленное заинтересованному покупателю за «мертвые», обеспечивая его долларовой наличкой по выгодному для себя курсу. Все довольны, все смеются.
В обобщенной форме это означает документальную легализацию реализованных либо приобретенных за наличный расчет товаров. В России эта тема настолько актуальна, что являет собой целую внегосударственную подпольную индустрию. Яковлев был одним из тех, кто ее обслуживал. Разумеется, не один — с группой надежных, квалифицированных помощников с высшим образованием, не обязательно экономическим, и четко обозначенными «производственными» ролями, не стыкующимися со штатными в представительстве обязанностями.
Упомянутый уже Владимир Редь, 1965 г.р., неофициальный зам. Яковлева — одна из основных его функций: хранение, учет поступления и расхода «теневых» денег.
Валерий Рудомский, 1968 г.р., менеджер, фактически — курьер, встречавшийся в различных районах Минска с представителями «клиентских» российских фирм для передачи-получения валюты и фиктивных документов по бестоварным сделкам. Когда Рудомский, с растущим валом сделок, стал зашиваться со всеми этими «стрелками», на помощь ему пришел формальный менеджер, 24-летний Дмитрий Андроников. Случалось, каждый из них перевозил за раз до 100 тысяч долларов и больше. Руководил курьерской службой казначей Редь.
Еще о двоих «штробовцах», Сергее Яковлеве и Игоре Ильменском, скажем позже, на фоне характеризующих обоих показаний.
Эта пятерка хорошо знала, во имя чего окопалась в белорусском представительстве американского «Strobe» под предводительством Александра Александровича Яковлева, три с половиной года искусно шифровавшем свою истинную деятельность. Искусство заключалось в создании и внедрении системы экономической, личной, внешней и внутренней безопасности.

«Стулья», «Двери» и другие

Попробуй догадайся, что 14 российских фирм с разбросанными по различным банкам счетами, по которым удобно, не привлекая дополнительного внимания контролирующих и правоохранительных органов, распределять незаконные финансовые потоки, находятся в железном кулаке обосновавшегося в Минске основателя представительства «Strobe Technology LLC». К тому же, грамотно «систематизированных». Подозрительно, если контора чохом покупает-продает гвозди, химикаты и молоко. Поэтому яковлевские фирмы-«помойки» специализировались по производству липовых бумаг (единственное, что производил бизнесмен Яковлев) узкого профиля: мясо, цемент, металлопрокат и т.д. Кроме того, густая сеть коммерческих структур существенно сокращала риск единовременной потери оборотных средств в случае возможных пристрастных проверок со стороны выше названных органов.
В Москве и Смоленске, по месту регистрации «помоек», функционировали две сводные бухгалтерии, работники которых, равно как и не посвященные сотрудники Представительства, понятия не имели, что втемную вовлечены в международных масштабов аферу. У них даже печатей не было. Вся груда резиновых клише хранилась в Минске. А бумажный «товарообмен» по «логистическому» маршруту Минск — Смоленск — Москва и обратно шел через получавших свои законные 15 долларов поездных проводников и водителей рейсовых автобусов. Для ускорения аферных операций с клиентскими фирмами использовались также сканированные печати и подписи. Клиенты кодировались как в шпионском романе: «Стулья», «Двери», «Пассат», «Кижлай», «Зара», «База», «ДАНы»…
Конспирация — это и высокие компьютерные технологии каналов передачи данных широкополосного глобального Интернета. В электронную технику была внедрена бесплатная шифровальная программа «ТРИО», переданные посредством ее сообщения мог расшифровать только абонент, которому они адресованы. Интересно, что «ТРИО» году в 2005-м создал, но не патентовал специалист по компьютерной безопасности Представительства Александр Михайлович Ледник, работавший в то время с Яковлевым в Белорусском Народном Банке. Как программа попала в «Strobe», можно догадываться. Минимизация персональных деловых встреч с заказчиками достигалась связью по системе «Skype».
Замкнутый на локальную сеть файловый сервер «складировал» всю информацию по деятельности ОПГ, позволял получать ее из любой точки мира. А удаленный доступ к счетам по системе «Клиент-Банк» давал возможность «руководить» ими хоть из джунглей, был бы там только Интернет и компьютер — загоняй деньги, куда тебе заблагорассудится, переходи с одной валюты на другую…
Конспирация — это еще и сама неординарная личность архитектора возведенного финансового небоскреба, верхушка которого терялась где-то в облаках на высоте полета американской «Сессны». Дело не в том, что Александр Александрович еженедельно менял свои электронные пароли и тайники, а раз в квартал — сим-карты в мобильниках на подставных лиц. Обаятельный, уверенный в себе, даже внешне какой-то несокрушимый, он сходу внушал доверие. В том числе и совершенно незнакомым людям (к тому же, на расстоянии), умудряясь по телефону получать у банковских работников, которые вообще никому на свете не верят, сведения о «поставках товара» по счетам своих «поднадзорных» предприятий. Тонкий психолог с талантом зомбирования.
Обаяние органически сочеталось с авторитаризмом. Строжайшая дисциплина. Движение не строем, но по струнке. Мягкие — не угрозы — предупреждения: не дай Бог утечка информации, я с вами, ребята, разберусь… Работавшие в представительстве «ребята» и «девчата» Яковлева реально боялись.
В конспиративное разнообразие в определенной степени вписывалось подведомственное Александру Александровичу прозрачное, белое и пушистое Минское ООО «Ксамакс», где он в свое время даже директорствовал, импортирующее из Нидерландов, Испании, Польши овощи и фрукты. Впрочем, о пушистости фирмы можно говорить весьма условно, ибо в стиле Яковлева все прозрачное превращать в мутное. В 2007 году ООО превратилось в ЧТУП «Ксамакс-Плюс», тогда же, в 2007-м, была дана команда оформлять приход витаминного импорта по ЧТУП от имени… «прописанной» в Великобритании с банковским счетом в Латвии фирмы «Lucid Trade LTD» (директор: малярша Катя Шишигина! — подаренный московскому прохиндею паспорт продолжал работать во благо Александра Александровича). После чего начались стабильные непроплаты зарубежным поставщикам. Задолбанная их звонками уволилась сотрудница внешнеэкономического отдела и переводчица Екатерина Пронина. По той же причине попрощалась фактически работавшая в отделе закупок «Ксамакса» еще одна переводчица и референт Наталья Вернадская. Начальник внешнеэкономотдела Елена Лискова сделала еще лучше: посоветовала знакомым представителям польских фирм «Еврофуде», «МТМ» и «АгроКанары» поостеречься от заключения контрактов через «Lucid Trade». Что те и сделали. Осознав, что «Ксамакс-Плюс» развивается не в ту степь, тоже уволилась.
Здесь, в арендуемом ЧТУПом помещении по проезду Масюковщи-
на, 2, Редь держал «общак» — оборотную черную кассу ОПГ в сотни тысяч долларов, плюс кипу изобличающих механизм формирования этого загашника документов.
Но это еще были цветочки…

Прожорливый «Aizkraukles»

По большому счету, непосредственно Представительство к махинациям с бумажным товарооборотом прямого отношения не имело. Отношение имели вкалывавшие под его крышей компьютеризированные работяги. По некоему загаданному хронометру час «Strobe» пробил с наступлением 2007 года, когда Яковлев и К, параллельно с авантюрами чисто российского диапазона зарядили долгоиграющую миссию транснационального содержания.
В России, как известно, две беды: плохие дороги и хороший вывоз капитала. В дальнее Забугорье. Это тоже целая индустрия. И ее тоже взялся обслуживать неутомимый Александр Александрович Яковлев.
Тогдашний главный бухгалтер «Strobe» Галина Евгеньевна Миронова молча поражалась, с какой неистовой активностью, начиная с 2006 г., бросилось Представительство заключать договоры займов с зарегистрированными, соответственно, в Москве и Смоленске ООО «Ресурс-Центр» и «Финекс». И тем более изумлялась тому, что займы не погашались. А так было задумано! Потому как никакие это в нормальном разумении не займы.
Стоит ли говорить, что оба ООО — яковлевские. Российские бизнесмены, желавшие тихой сапой сплавить капиталы за границу, перечисляли деньги «Ресурс-Центру» и «Финексу», переводившим их на свои корреспондентские счета в Минском «Технобанке». Финансовый мониторинг РФ это видит, но не очень беспокоится, поскольку деньги уходят в союзную державу. Дальше мониторинг уже ничего не видит. А здесь-то и начинается самое забавное. Выведенные из банковской системы Российской Федерации рубли, в основном перевоплотившись в доллары и евро, оказываются в виде займов на счетах Представительства. Т.е., «Ресурс» и «Финекс» — фирмы-насосы, аккумулировавшие деньги в контору Яковлева.
Затем появлялись липованные письма титульных директоров Паркера-Фиддлера с предписанием перечислить деньги на счет головной Сompany «Strobe Texnology LLC» (США), открытой в «Aizkraukles banka» (Латвийская республика, Рига). С января 2007-го по июнь 2010-го туда было слито 147 104 544,85 долларов, 14 285 861,48 евро, 5 718 000 000 белорусских и 2 972 000 российских рублей, часть из которых в качестве гонорара ложилась на личный мультивалютный счет Яковлева в том же банке (в гораздо меньшей степени привлекался «Rietumu Banka»), роль которого в трансформации денежных потоков этим не заканчивалась. Из «Aizkraukles banka» средства попадали в… «Aizkraukles banka», только уже на счет зарегистрированной в оффшоре фирмы «Focus Industry LTD» (Канада). Дальнейший фокус заключался в том, что «канадские деньги», с целью их индивидуализации, разбрасывались по тоже оффшорным фирмам «D1 Sales Corporation» (Республика Панама), «Fortex Union Limited Compony» (Новая Зеландия) и множеству английских, также имевших дистанционно контролируемые ОПГ счета. Где вы полагаете? Правильно, в рижском «Aizkraukles banka» и «Rietumu Banka».
В завершение ступенчатых перебросок выведенные из легального гражданского оборота России и Беларуси средства передислоцировались на указанные заказчиками «экспорта» капитала счета уже не только знакомых нам банков, но и других: «Baltic International Bank», «AS AK Baltlkums», «Trasta Komersbanka», «Norvik Banka», «JSC Latvijas Kraibanka» — все рижские. Дальнейшее путешествие денег — во мраке…
В русле договора о правовой помощи следователь Юрий Король, изымавший при содействии Прокуратуры Латвии документы о движении по счетам «эмигрировавших» из России черным транзитом через Беларусь средств, сделал для себя два открытия.
По большому счету, латвийским банкам — речь, преимущественно, об «Aizkraukles banka», одном из крупнейших в Европе — без разницы происхождение вентилирующихся на счетах денег. «Aiz» громко позиционирует себя как бескомпромиссного защитника своих клиентов. Любой запрос о правовой помощи сопровождается грандиозным скандалом и жалобами вплоть до Верховного суда. В 99 процентах случаев криминализированых клиентов все же приходится сдавать, но если уж удается международный запрос по вымышленным причинам отбить — цифровая погрешность, неточность перевода, даже синтаксическая ошибка, — то распиаривается это в СМИ в невероятных масштабах.
Рижские банкиры очень не любят американских и белорусских следователей — самых въедливых на свете! — с ними нельзя «договориться». Американцев, однако, не любят больше: видимо, у США есть рычаги давления на прибалтийских банкиров.

Пятая рука

Андрею Ивановичу Левчику все же приходилось подписывать кой-какие бумаги, в содержание которых он хотя особо не вникал, но как экономист сделал для себя вывод, что Представительство занимается неуставной деятельностью, и в первый день декабря 2008 г. из «Strobe» уволился.
Едва он покинул кабинет, туда вселился младший брат Яковлева Сергей, десять лет назад закончивший в Смоленске академию физической культуры и все десять лет нигде не работавший. Оказывается, позвонил Сергею Александровичу незнакомый ранее Карл Андре Фиддлер с предложением занять вакантную директорскую должность Представительства своей фирмы в Минске. На вопрос следователя, почему Фиддлер обратился именно к нему и на каком языке они общались, ответов у Яковлева-младшего не нашлось. Зато нашлись возложенные старшим братом обязанности: руководство ОПГ при его отсутствии; поиск клиентов, визирование подложных документов о мнимых хозоперациях; имитация законной деятельности и представление интересов юридического лица в госорганах и банковских учреждениях; наем неосведомленного о темных делах Представительства персонала. Дипломированный физкультурник с обязанностями успешно справлялся.
Таким образом, у Александра Александровича «выросла» еще одна, кроме Редя, правая рука. Две левых — Рудомский и Андроников. «Средняя», она же пятая, семь лет шевелившая в Представительстве не столько пальцами, сколько мозгами — Игорь Николаевич Лиманский, программист, 1967 г.р., в список организованной преступной группы по «оценочной категории» не внесенный, но пособничество ей, не только программным обеспечением, оказывавший. Обрабатывая выписки о движении средств по счетам фирм-насосов, что в его функции не входило, Лиманский «не придавал значения» тому, что их ежедневные обороты суммарно достигали миллиона долларов в эквиваленте. Это как в анекдоте: собак покормил и больше ничего не трогал.

Каприз за 22 млн.

Зимой 2010 г. в Вену на смотрины рожденной в Канзасе заокеанской красавицы, прибыла представительная делегация: Александр Александрович с супругой, скромной медсестрой столичного медучреждения, и компаньоном по бизнесу, опальным мэром одного из российских городов, тоже мошенником не низкого полета (кстати, осужденного на родине) Александром Кузьмичем. Красавицу звали «Cessna Citation X». Это и близко не та «барышня», на которой приземлился двадцать лет назад на «горбатом» мосту в центре Москвы малохольный Руст. Это — супер «Cessna»!
Летно-технические характеристики. Турбовентиляторный двухмоторный дальнемагистральный средний самолет типа бизнес-джет. Экипаж: 2 человека, пассажиров — 8. Длина: 22 м. Высота: 5,8 м. Размах крыла: 19,4 м. Максимальная скорость: 9777 км/ч (самое быстрое в мире гражданское воздушное судно). Дальность полета: 6020 км. Практический потолок: 15545 м.
Во всем мире не найдется двух одинаковых по начинке самолетов с брендом Citation. Комфортность «Сессны» — всегда эксклюзив. Любой каприз за ваши деньги. Цена каприза — 22 млн. долларов. Единственный «изъян»: «недостаточная» практическая дальность, не может напрямки долететь из Америки до континентальной Европы — при перегоне «Сессны» через Атлантику пришлось садиться на дозаправку в исландском Рейкьявике.
История свившей уютное гнездышко в Венском аэропорту своего постоянного базирования почти сверхзвуковой птички такова. Новенькую, им же, по существу, заказанную в США «Сессну» Александр Александрович от имени подконтрольной ему фирмы «Hendon Star Limited» (Республика Сейшелы) приобрел в лизинг у австрийской фирмы «Ja Asset Based Leasing GMBH». По сути же, самолет он купил, австрийцы покрыли лишь недостающую сумму. Расплачиваясь с ними, Яковлев с начала декабря 2009 г. по начало июня 2010-го перевел со своего рижского мультивалютного счета 984 475 долларов и 139566 евро (включая и деньги, перечисленные фирме «Jetta Allience Flugbetriebes GMBH» за обслуживание и эксплуатацию самолета). То есть, лизинговое оформление было, по существу прикрытием для отмывания денег, дабы не возникло неудобного вопроса: откуда у простого российского бизнесмена взялись бабки на такой самолет? Кузьмич, с которым Яковлев якобы на паях лизинговал «Сессну», тоже был вряд ли больше чем прикрывающим.
Обладатель трех дорогих автомобилей (в т.ч., спортивного под полмиллиона долларов), заимев воздушное средство передвижения, зарядил еще один бизнес планетарного масштаба. Фирмы-брокеры (в основном московский оператор «Тринити») через Интернет находили сейшельской конторе Яковлева заказчиков на чартерные авиаперелеты по всему белу свету, не исключая СНГ: Ашхабад, Душанбе, Нижневартовск…
Рассекая стекловидными крыльями пространство над Европой, Азией, Африкой, остроносая птичка приносила в клюве из рейсов до 40% рентабельности.
С одним чартером связана забавная ситуация. Администрация Петербургской гостиницы «Сокос» полгода засыпала электронный ящик специалиста по внешнеэкономическим связям Представительства Елены Битовой (непосредственно контактировавшей с брокерами) просьбами оплатить счет за проживание австрийского экипажа в сумме 13050 российских рублей. Яковлев не реагировал: какие еще там тринадцать тысяч? — он миллионами ворочает, и не рублей!
Летал, конечно и сам Александр Александрович. В Сочи, по Европе… Любимый маршрут — Лондон. Имея многоразовую визу, смотаться туда-обратно не проблема. Проблема была в другом — получить в Великобритании вид на жительство. Не то, чтобы он хотел свалить туда во избежание возможного интереса к своей персоне со стороны закона (хотя, пожалуй, и не без этого). Просто в тщеславной среде бизнесменов присутствует поголовное равнение на примеры небезызвестных господ — Березовского, Гусинского, Абрамовича и иже с ними. «Вид» на туманном Альбионе это даже не то, что человек бизнеса находится там под определенной защитой Соединенного Королевства от внешних поползновений, это, в понимании «капиталистов» постсоветского пространства, прежде всего некая отмеченная чуть ли не божественной печатью для избранных статусность. Вот только английское правительство «виды» абы-кому не раздает: докажи легальность происхождения всех ста процентов твоего капитала, тогда они еще подумают…
С легальностью у Александра Александровича было туговато. И он, для получения иммиграционной визы, начал складировать в папочку документы по образцу тех, которые сплошняком циркулировали в его «помойках». Например, сфабриковал на фирменном бланке ОАО «Белорусский народный банк» гарантийное письмо, будто его доля в уставном фонде — 300000 фунтов стерлингов. Еще одна подделка: гражданин такой-то передает ему в доверительное управление 240 000 евро. Папочка Александру Александровичу так и не пригодилась.

Москва, как Антарктида

В январе — марте 2010 г. прозвенели два тревожных звоночка. Первый — в Москве. «Сбербанк» России, которому операции по счету ООО «Ресурс-Центр» показались подозрительными, в одностороннем порядке расторг с «насосом» договор на обслуживание. Второй — в Смоленске, где банковские работники без лишней дипломатии предложили номинальному директору ООО «Торговая компания продукты и товары» (еще один недавно заработавший «насос») немедленно забрать документы, иначе они обратятся в милицию. В банках же не дураки сидят, видят, какие шальные деньги идут по счетам ежедневно, им же не хочется лишиться лицензии.
Заметим, что уже с марта, в ходе доследственной проверки, шла санкционированная прокуратурой телефонная прослушка опэгэшников, снималась информация с техканалов интернетовской связи.
О чем Яковлев, конечно же, знать не мог, однако то ли интуиция, то ли желание дополнительно перестраховаться подвигли его на решение перебазировать офис «Strobe» в Москву в арендуемое «насосной» конторой «Ресурс-Центр» помещение по ул. Орджоникидзе, 11/1. В первой декаде мая туда направился Лиманский, налаживать уже доставленную из Минска компьютерную технику. Дальше случился детектив, раскрутить который следователю Юрию Королю так и не удалось.
Пожаловавшие в «Ресурс-Центр» представители московских правоохранительных органов (каких именно — непонятно) провели осмотр офиса, изъяли документы, сервер и удалились. Какую они преследовали цель — тоже не ясно. По крайней мере, с оперативной разработкой, которая велась по ОПГ в Беларуси, этот визит никак не связан. Яковлев подумал — а что еще ему оставалось думать? — будто российская сторона загнала его в ловушку, чтобы прищемить хвост в Москве. И немедленно дал задний ход: представительство «Strobe Texnology LLC» осталось в Минске.
Юрий Король искал штробовский сервер. В какие структуры, которые могли быть причастны к этому странному изъятию, ни обращался, везде мотали головой: наши люди в «Ресурс-Центр» не приходили. Москва большая. Москва, как Антарктида — если уж чего «похоронили», то с концами.
Они купят новый сервер и его, напичканного изобличающими «вещдоками», изымут в доме № 51 по минской улице К.Цеткин теперь уж действительно наши люди.

Красавица прилетела!

9 июня «Ja Asset Based Leasing GMBH» получила прощальный яковлевский «поцелуй» — 194950 долларов лизингового платежа. 22-го числа штробовцев хлопнули.
В процессе неимоверно трудоемкого, протяженностью около года предварительного следствия (год продолжалось и следствие судебное) и обозначилось наличие затаившейся в терминале аэропорта столицы Австрии приобретенной за преступные деньги «Сессны». Кстати, суд убедительно докажет: самолет принадлежит Яковлеву. Да он и сам подтвердил это своей довольно-таки прозрачной репликой: дескать, забирайте самолет, только определите минимальное наказание.
В столь широком жесте щедрости правоохранители не нуждались — летательный аппарат, по крайней мере, до вынесения приговора, по-любому, подлежал аресту. Но как его из Вены «достать»? На растиражированные по странам-участницам Конвенции об оказании правовой помощи поручения (с Австрийской Республикой соответствующего двустороннего договора нету) поступили однозначные ответы: прилетит к нам — обязательно арестуем. Австрийцев попросили выслать документальную составляющую самолета: как приобретался, как использовался… Знаете, что они прислали? Образец бланка договора аренды «Сессны» с прочерками и незаполненными графами. «Содержание» отписки иной трактовке не подлежало: австрийская сторона поняла, что белорусская правоохранительная система имеет к «Сессне» претензии и удовлетворять их желанием не горела.
Осенью 2011 года — уголовное дело уже рассматривалось в суде — произошло невероятное. 19 октября поступил оперативный звонок: завтра самолет Яковлева с частным пассажиром приземлится в аэропорту Минск-1. Редкую залетную гостью встретили с некоторой долей сомнения: может ошибка? Познакомились: «Cessna Citation X», MSN 07500300 — она! Домой, в Вену, «Cessna» уже не вернулась. Кто организовал этот заведомо завальный чартер, осталось невыясненным. Да и какая разница? Главное — перелет «под белым флагом» состоялся.

Вид на жительство

С тем, чем занималась организованная преступная группа Яковлева — легализация товаров, утечка капитала, отмывание денег, — борется весь цивилизованный мир. Если обозреть эту кухню поверхностным взглядом, то прямых потерь, вроде, никто и не понес. Наоборот — все в выигрыше! Бизнесмены получали нал-безнал, капиталисты выводили «активы» за рубеж, Александр Александрович купил самолет, банки с каждой платежки зарабатывали свой процент и платили с этого процента налоги государству, и российскому, и белорусскому. Но государства-то как раз и оказались в пролете. Ущерб российской экономике очевиден. Беларусь экономических потерь, как таковых, не понесла. Беларуси, которую пытались превратить в некий своеобразный оффшор, черную дыру для ускользающих российских капиталов, причинен иной ущерб — ее общественным интересам. Это, если хотите, удар по международному имиджу нашей страны, что имеющего здесь вид на жительство гражданина Российской Федерации А.А.Яковлева заботило меньше всего. 13 июня 2012 года суд Московского района г. Минска предоставил ему сроком на четыре года (подельники получили на порядок ниже) еще один вид — сквозь колючку колонии общего режима на волю с надеждой на условно-досрочное освобождение. Возможно, с учетом двух лет «заточения» в СИЗО, уже состоявшееся.
В финале нашей «повестушки» позволим себе сменить серьезный слог на легкомысленный. Вы, Александр Александрович, ввязавшись в аферу с самолетом, спустили свой мультивалютный счет до копейки. Но вдруг кое-что кое-где осталось! Почему бы не взять в лизинг, например, яхту, набрать команду единомышленников, и барражируя в нейтральных водах, чтобы не подпадать под юрисдикцию никакой страны, тратить деньги посредством глобальной сети Интернет прямо с капитанского мостика? С вашими феноменальными способностями ничего невозможного нет.

Анатолий Тимратов.

«Детективная газета» №1,2 — 2013

Присылайте Ваши заметки на наш адрес vitoldyx@gmail.com

2 Комментарии к этой статье

  1. vlad пишет:

    Хорошо написано, спасибо.

    [Ответить]

  2. Иван пишет:

    Гениально!

    [Ответить]

Ваш отзыв

Яндекс.Метрика