Бренд сумасшедшего

Опубликовано: 29 Май 2013. Автор: admin

Вселенский гуру маркетинга, проживающий на частном острове в Полинезии и обладающий порочной внешностью Макса Фон Зюдова, откликается на просьбу стремительно беднеющих производителей фастфуда и готовит всемирный обман. Для этого он через подставных устраивает в Москве реалити-шоу, главная героиня которого (центнер счастья, взрощенный на чистом сливочном маслице) собирается хирургически похудеть в прямом эфире. Во время операции, естественно, случается косяк – и толстушка отправляется прямиком в кому. Народ тут же возлюбливает нездоровую пищу и здоровущих женщин и линчует российских организаторов. Один из них, выйдя из тюрьмы, отправляется в добровольную ссылку в Шушенское и там вдруг постигает Истину. Зовут прозревшего Михаил Галкин, он лучший рекламщик всея Руси, по совместительству клон Вавилена Татарского, а в детстве его ударила молния.

В общем, Миша изобретательно зарежет и сожжет красную корову, умоется пеплом и забежит с голым задом в закат. Все для того, чтобы вернуться в Москву и попасть в кукольный вариант ЛСД-галлюцинации. Оказывается все люди жрут бигмаки и прочий пицахат не по своей воле, а потому что из позвоночника у них растут уродские надувные фигуры. Именно они программируют людские желания и питаются человечьей слабостью. Имя им – бренды. И видит их лишь орошенный свежесожженной коровой Михаил.Теперь он, понятно, объявит бывшей профессии партизанскую войну, и мир уже никогда не станет прежним. Или прежний никогда не станет миром. В бреду все относительно.

«Москва 2017» (“Branded”/”Mad Cow”), 2012
Режиссеры и авторы сценария: Джейми Брэдшоу, Александр Дулерайн
Оператор: Роджиер Стофферс
Композитор: Эдуард Артемьев
Продюсеры: Александр Любимов, Роман Петренко, Джейми Брэдшоу, Александр Дулерэйн
В ролях: Эд Стоппард, Лили Собески, Джеффри Тэмбор, Макс фон Зюдоф, Ингеборга Дапкунайте.

Чтобы начать хотя бы с какой-то рациональной нотки, давайте оговоримся, что название «Москва 2017» имеет к фильму такое же отношение, как «Свадьба в Малиновке» или, к примеру, «Дело было в Пенькове». То есть, действие, конечно, происходит в Москве. И даже, возможно, в 2017-м, но это не несет ровным счетом никакой смысловой нагрузки. В отличие от оригинального имени (рулили фильмом все же чужеземцы) — «Branded». На великом и могучем это с известной долей допущения звучит, как «Брендированный» или даже «Бренданутые». И в этом, собственно, вся соль. Но русскоговорящие посмотрят картину под лэйбой «Москва 2017», в чем никакой соли, понятно, нет. И перцу нет. И даже изюму. Одна чушь на постном масле.

Но оставим нэйминг на совести тех, у кого ее по определению нет, и сунем нос непосредственно в фильм. Если честно, вышеизложенное содержание в сравнении со сценарием выглядит стройнее Наоми Кэмпбелл. Ибо такого высококачественного делирия нам не предлагали со времен ролика про рыбу язь (ЯЗЗЗЗЗЬ!). Стройное слизывание минаевского «Духless», киновоплощение которого нам еще предстоит, спорадически прерывается нестройным сдиранием пелевинского «GenerationP», чей кинообраз нам уже вставлял. Все это разбавлено предчувствием гражданской войны, грибами необыкновенными и фимозом головного мозга в терминальной стадии. Изредка всплывают большие глаза артиста Стоппарда, некрасивый зад артистки Собески и дешевые галлюцинации интернационального дуэта режиссеров. Пару раз даже появляется белорусская инкарнация Петросяна – Олег Акулич, но его, к счастью, скоропостижно сжигают в водочном ларьке. А вот дорогостоящего Фон Зюдова наоборот красиво убивают молнией. Вставная Дапкунайте предусмотрительно исчезает из кадра сама. Все это смешано, взболтано и выплеснуто нафиг. И уже оттуда, с нафига, предложено к просмотру. Безумству храбрых зрителей хочется спеть какую-нибудь особенную песнь. Что-нибудь из репертуара «Рогатых трупоедов».

Больше всего это похоже на то, что урожденного тээнтэшника Дулерайна тупо не позвали на распил какого-то сверхвкусного рекламного бюджета. А он так обиделся, что решил с помощью заморских денег раскрыть миру глаза на сучность рекламы, брендинговое зомбирование и бла-бла-бла. Не забывая при этом совать в каждый второй кадр почти ненавязчивый продакт плейсмент. С более смачным задором обличать что-нибудь банальное, погрязнув в нем, умеет только венценосный Никита Сергеич. Но он, лишенный мигалки, пока что-то затих. Так что младшее поколение кинематографистов временно осталось дежурным по палате и единоличным давальцем джазу на селе.

Внимать этому посылу бесконечно сложно. Еще бы: одна треть картины —дурдом на выезде, вторая — дешевые глюки и восьмибитная война, третьей тупо нет. Даже приснопамятный фильм «Жесть» по части причинно-следственных связей в сравнении с «Москвой» выглядит простым категорическим силлогизмом. Зато у обсуждаемого фильма такое сложносочиненное лицо, что кажется: это ты просто подтекст какой-то хитрый упускаешь, а не съемочная бригада с грибов на таблетки перешла.

С другой стороны, назвать фильм плохим клавиатура не поворачивается. Это такой бред вне категорий. Нельзя же, если кто-то вдруг начнет петь «картины» Джексона Поллока, сказать, что это плохо. Их и смотреть-то непонятно, не то что слушать. С вытанцовыванием наркотического трипа – примерно та же ситуация. Вот и «Москва 2017» — это монумент тьме над Ершалаимом. И в этой тьме сусальным золотом горят особо клинические эпизоды. Ролик чего-то похожего на сериал «Пила» с надписью «Belarus». Стоппард, с выпученными глазами волокущий на заклание выкрашенную марганцовкой корову. Заря над ягодицами. Надувное безумие в Москве. Нечто, похожее одновременно на сгусток кала и всплеск кока-колы, лезущее на шпиль МГУ. Большой мягкий глюк, пожирающий легендарных зубастиков. Победа хренотени над здравым смыслом.

Все это, конечно, занятно. Но, к сожалению, очень быстро начинаешь понимать, что за этой таинственной чушью нет ничего, кроме желания удивить и денежку с того поиметь. А это и не оригинально и вообще никак.

Видывали мы уже такое.

Скорее всего, не выгорит.

Не каждый бред можно брендом сделать.

Александр Дудик 

Присылайте Ваши заметки на наш адрес vitoldyx@gmail.com

Ваш отзыв

Яндекс.Метрика